Заказ звонка

+7 (423) 267-61-30
+7 (423) 267-61-50

+7(423)267-61-60

г. Владивосток ул. Кирова 25 Г.

НАШИ УСЛУГИ

Новости

Все новости

Питание детей старше 1 года. Все аспекты и особенности питания детей старше года. (Материал предоставлен институтом питания Nestle Nutrition).


09.07.2012. Питание детей старше 1 года. Все аспекты и особенности питания детей старше года. (Материал предоставлен институтом питания Nestle Nutrition). 

ОСОБЕННОСТИ ПИТАНИЯ ДЕТЕЙ СТАРШЕ
ГОДА: НАРУШЕНИЯ ПИЩЕВАРЕНИЯ 
И ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ПИТАНИЕ 

Т.В.Казюкова, О.К.Нетребенко, Е.В.Тулупова
Российский национальный исследовательский медицинский университет
им. Н.И.Пирогова, Москва 


Адекватное поступление всех пищевых веществ, в особенности эссенциальных микронутриентов, для детей раннего возраста является ключевым фактором, определяющим их полноценный рост и развитие. Одной из проблем детей раннего возраста является наличие функциональных расстройств пищеварения (ФРП). Этому часто способствует перевод ребенка второго года жизни на «общий» стол, что влечет за собой нарушение организации питания и недо- статочное потребление некоторых важных для роста и развития нутриентов. Показано, что питание детей не только на первом году жизни, но и в последующие годы, должно носить функциональный характер, то есть обеспечивать адекватное поступление всех эссенциальных микронутриентов, способствовать снижению частоты ФРП, улучшать состав кишечной микробиоты, снижать возможность развития алиментарно-зависимых состояний. Приводятся результаты исследований, демонстрирующих целесообразность введения в рацион детей раннего возраста с ФРП функциональных продуктов, содержащих пребиотики.

Питание детей раннего возраста становится актуальной проблемой современной педиатрии и детской нутрициологии. Это связано с новыми данными, демонстрирующими влияние питания в раннем детстве на дальнейшее состояние здоровья и развитие детей.

Несмотря на то, что основное внимание обращено на питание детей грудного возраста, появляются работы по оценке характера питания детей старше года. Одно из последних исследований по изучению питания детей раннего возраста, проведенное НИИ питания РАМН, показало нарушения организации питания детей во многих регионах России.

Нарушения организации питания были связаны со сниженным потреблением овощей и фруктов и большими объемами коровьего молока и кефира в рационах детей. Между тем, ранний возраст имеет ряд физиологических особенностей, который делает этих детей весьма чувствительными к любым нарушениям питания. Прежде всего, это высокая скорость роста и биосинтетических процессов. Таким образом, любое нарушение питания в этом возрасте чревато быстрым развитием дефицита ряда микронутриентов, что изменяет нормальное функционирование клеток и реализацию многочисленных и жизненно важных функций организма ребенка.

Особенностью детей первых 2–3 лет жизни следует также считать продолжающееся развитие мозга. Известно, что активное развитие мозга начинается в третьем три местре беременности и сохраняется на очень высоком уровне на протяжении первых двух лет жизни ребенка, несколько замедляясь на третьем году. В возрасте от 1 года до 2 лет особенно активно протекают процессы миелинизации нервных волокон, в прямой зависимости от которых находится скорость получения информации и реакция на внешние стимулы. Также активно происходит развитие синапсов и разветвление дендритов в ткани мозга, что обеспечивает более полную обработку информационных сигналов.

В возрасте от 1 года до 3 лет наблюдается быстрое развитие психомоторных функций. В начале второго года жизни большинство детей начинают ходить, на третьем году жизни – подниматься по ступеням, бегать. В этом возрасте быстро повышаются способности к мышлению, ребенок становится более независимым, начинает ориентироваться во времени. Одновременно изменяются вкусовые привычки детей и формируются вкусовые пристрастия. Ребенок стремится к автономности, хочет самостоятельно без участия взрослых принимать пищу. Именно в этот период времени и при участии родителей, как и всего семейного окружения, формируются благоприятные или вредные вкусовые привычки детей и предпочтения.


Ребенок, получающий пищу с «общего»
стола, как правило, имитирует предпочтения и привычки родителей в выборе пищи.
При неправильных действиях родителей у ребенка может сформироваться «избирательный» аппетит, при котором вырабатывается привычка к какому-то одному, не всегда полезному, виду пищи.

Зачастую появляются конфликты, когда ребенок не желает принимать ту пищу или тот объем питания, на котором настаивают родители. Исследование вкусовых предпочтений у детей с «избирательным» аппетитом в возрасте до 36 мес, показывает, что у этой группы детей диета недостаточно разнообразна и может привести к формированию дефицитных состояний. «Общий» стол с родителями, склонными к перееданию и/или чрезмерному употреблению насыщенных жиров и углеводов, приводит к избыточному весу у таких детей, что сопровождается развитием ожирения уже к 7–10 годам. По данным НИИ питания РАМН, 20% детей в возрасте от 12 до 24 мес жизни в России имеют избыточный вес

Адекватное поступление всех пищевых веществ, в особенности эссенциальных микронутриентов, для детей раннего возраста является ключевым фактором, определяющим их полноценный рост и развитие.

Переход ребенка второго года жизни на «общий» семейный стол во многих случаях влечет за собой недостаточное потребление некоторых важных для роста и развития микронутриентов, так как при одинаковом характере питания потребности детей раннего возраста в пищевых веществах существенно отличаются от потребностей более старших детей и взрослых.

Немногочисленные исследования практики питания детей раннего возраста показывают разнообразные нарушения организации питания, проявляющиеся избыточным потреблением энергии, белка и недостаточным потреблением витамина Е, цинка, железа, длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК). По данным M.F.Picciano (2000), несмотря на рекомендации педиатров не снижать потребление жиров, у 33% детей в возрасте 18 мес смещалось распределение энергетической обеспеченности за счет снижения жировой составляющей. Кроме того, у детей второго года жизни при переводе с последующей смеси на коровье молоко как молочную составляющую рациона исследователи отмечают снижение потребления железа, дефицит цинка и витамина Е. Так, изучение стандартного рациона детей в возрасте от 12 до 18 мес показало снижение потребления железа с 9,6 мг/сут в 12 мес до 7,6 мг/сут в возрасте 18 мес [7]. Считается, что дефицит железа, цинка, йода и кальция – это наиболее распространенные алиментарнозависимые состояния у детей раннего возраста.

Особенности питания детей раннего возраста в России связаны с активным использованием коровьего молока и кефира в рационе детей, причем в ряде случаев потребление коровьего молока превышает 500 мл в день, с одновременным снижением потребления других продуктов.


Коровье молоко и возможности его
замены в питании детей раннего возраста
Коровье молоко во многих странах не рекомендуют использовать в питании детей первого года жизни. В связи с чем хотелось бы остановиться на вопросах целесообразности использования коровьего молока в питании детей раннего возраста.

Известно, что коровье молоко является ценным источником кальция, элемента, абсолютно необходимого для роста ребенка. Недостаточное потребление кальция снижает рост костной ткани и не позволяет ребенку достичь оптимального накопления кальция, что в дальнейшем определяет риск развития остеопороза в пожилом возрасте. Особенно активно накопление кальция в костной ткани происходит на втором и третьем году жизни. В исследовании B.Specker (2004) было показано, что плотность костной ткани у детей в возрасте 5 лет достоверно коррелировала с потреблением кальция на втором году жизни. Дополнительным фактором роста является высокий уровень белка в коровьем молоке, который стимулирует продукцию инсулина и инсулиноподобного фактора роста, который, в свою очередь, увеличивает скорость роста детей.

Однако коровье молоко, наряду с чрезвычайно положительными свойствами, имеет целый ряд недостатков, обладающих отрицательным воздействием, особенно при регулярном использовании в объеме, превышающем 400,0 мл в сутки (таблица).

Положительные и отрицательные аспекты использования коровьего молока в питании детей раннего возраста 

Положительное влияние:

  • + Содержит белок высокого качества
  • + Важный источник кальция в рационе
  • + Содержит конъюгированную линолевую
  • кислоту и некоторые другие вещества
  • с потенциально позитивным действием 

Отрицательные стороны:

  • - Низкое содержание железа с плохой биодоступностью
  • - Низкое содержание цинка
  • - Может вызывать микроточечные кровотечения из
  • кишечника у некоторых детей
  • - Избыточно высокое содержание белка и минеральных
  • солей, что увеличивает потенциальную нагрузку на почки
  • ребенка
  • - Высокий уровень насыщенных жирных кислот
  • - Низкий уровень эссенциальных ПНЖК
  • - При высоком потреблении («милкаголики») диета
  • становится монотонной, теряет разнообразие,
  • что сопровождается дефицитными состояниями

Доказано, что высокое содержание кальция в коровьем молоке нарушает (ингибирует) абсорбцию железа, так как кальций и железо переносятся через стенку энтероцита единой транспортной системой, где приоритетная роль принадлежит кальцию. Считается, что высокое содержание кальция в коровьем молоке на 70% снижает усвоение железа на территории кишечника, чему способствует также казеин коровьего молока, который, по данным R.F.Hurrell (1989), является мощным ингибитором абсорбции железа, благодаря чему, в конечном итоге, железо в коровьем молоке обладает очень низкой биодоступностью, не превышающей 10%. Кроме того, есть реальные доказательства появления мелкоточеченых кровотечений из кишечника у детей, получающих коровье молоко на первом году жизни. Это явление сопровождается потерей гемоглобина и железа. Поэтому, вполне понятно, что чрезмерное употребление цельного коровьего молока детьми раннего возраста снижает поступление железа, запасы его не восполняются и, соответственно, легко могут возникать железодефицитные состояния (ЖДС).

Исследования распространенности дефицита железа (ДЖ) в развитых странах показали, что в Европе у 7,2% детей раннего возраста выявлялся ДЖ, причем у 2,3% – в форме железодефицитной анемии (ЖДА). В этой же работе было показано, что наиболее достоверным фактором развития ЖДА было использование коровьего молока в рационе детей. В США у 13% детей в возрасте 1 года выявляется ДЖ. Обследование 15-месячных детей, проведенное D.G.Gill et al. в 21 центре в Великобритании, показало достоверное уменьшение числа детей с низкими значениями сывороточного ферритина и гемоглобина в группе получающих обогащенную железом смесь, по сравнению с группой детей, получающих коровье молоко. Исключение коровьего молока из рациона детей старше года и замена на последующую смесь позволили снизить частоту дефицита железа и ЖДА у детей. В РФ частота случаев ЖДА достоверно ассоциировалась с объемом и частотой использования коровьего молока в рационах детей.


Одной из других проблем детей раннего возраста является наличие функциональных расстройств пищеварения (ФРП).
По данным M.Wake (2006), младенческие колики, запоры и срыгивания зачастую имеют место и у детей старше года. В этом же исследовании было показано, что у детей с ФРП достоверно часто наблюдались нарушения сна, негативные варианты поведения.

В последние годы появились новые интересные данные о роли кишечной микробиоты в развитии ФРП у детей раннего возраста. Запоры, колики и срыгивания у детей первого года жизни сочетались с отчетливыми нарушениями в составе кишечной микробиоты. Клинические исследования по использованию в питании детей 2-го полугодия жизни продуктов, содержащих пробиотики, показали снижение частоты запоров и нормализацию стула с одновременным повышением количества бифидобактерий в составе кишечной микробиоты у этих детей. Причем нормальное содержание бифидобактерий (≥108–9 КОЕ/г фекалий) у детей раннего возраста играет существенную защитную роль в отношении развития ФРП, а их снижение (≤104 КОЕ/г) – служит серьезным фактором риска развития ожирения. Так, по данным M.Kaliomakki, у детей, имевших сниженное количество бифидобактерий в возрасте первых двух лет жизни, достоверно чаще развивалось ожирение или избыточный вес в возрасте 7 лет.

Вполне очевидно, что питание детей не только на первом году жизни, но и в последующие годы, должно носить функциональный характер, то есть обеспечивать адекватное поступление всех эссенциальных микронутриентов, способствовать снижению частоты ФРП, улучшать состав кишечной микробиоты, снижать возможность развития алиментарнозависимых состояний, а во взрослой жизни – уменьшать риск возникновения ожирения, сахарного диабета и других заболеваний. В конечном итоге, функциональное питание должно не только улучшать показатели здоровья, но и обеспечивать высокое качество жизни детей и взрослых людей.

Согласно современным воззрениям, тот или иной продукт может быть отнесен к категории «функциональных», если он обладает способностью улучшать состояние здоровья и снижать риск развития заболеваний, сохраняя при этом свою ценность в качестве источника необходимых пищевых веществ.

Концепция функционального питания не нова – еще в 400 году до н.э. Гиппократ выдвинул известный принцип: «Пусть пища будет твоим лекарством, а не лекарство будет твоей пищей». Впервые о функциональном питании заговорили в Японии в 80-х годах прошлого столетия, и впоследст вии это направление получило широкое распрост ранение в других развитых странах. На сегодняшний день к компонентам, придающим продуктам питания функ циональные свойства, относят пищевые волокна, некоторые витамины и минералы, жирные кислоты, пробиотики и пребиотики. Последние являются наиболее изученными и широко применяются у детей и взрослых. Иссле дованиям пробиотиков в детском питании посвящено много интересных работ. По данным Т.В.Казюковой и соавт. (2011), детское молочко, обогащенное витаминами, микроэлемен тами и содержащее пробиотики, включенное в рацион детей старше 1 года, было эффективным средст вом снижения частоты запоров, нормализации стула и профилактики ЖДА.


Пребиотики – это неперевариваемые компоненты пищи, которые оказывают благоприятное влияние на состояние здоровья человека путем селективной стимуляции роста определенных штаммов кишечной микробиоты.
К пребиотикам относят отдельный вид пищевых волокон – олигосахариды (ОС), принципиальным отличием которых от других представителей этой группы является способность преимущественно стимулировать рост определенных штаммов бифидо- и лактобактерий.

ОС представляют собой полимеры моносахаров (глюкозы, фруктозы и др.) с длиной цепи от 2 до 22. Различают галактоолигосахариды (ГОС), фрукто олигосахариды (ФОС), трансгалактоолигосахариды и др. В грудном молоке содержатся ГОС, которые в настоящее время рассматриваются как основной фактор, обеспечивающий доминирующую контаминацию бифидобактериями кишечника детей, находящихся на исключительно грудном вскармливании, и избирательно поддерживающий рост кишечной микрофлоры. Олигосахариды грудного молока – первые пребиотические вещества, поступающие в организм новорожденного. В количественном отношении содержание ОС приближено к количеству белка в грудном молоке.

Необходимо отметить, что ОС грудного молока уникальны по своему химическому строению и функциям – они существенным образом отличаются не только от ФОС, содержащихся в растениях, но и от ГОС, получаемых синтетическим путем. Большая часть ГОС не подвергается гидролизу и не всасывается, а достигает толстого кишечника в неизмененном виде, где и происходит их сбраживание. Ферментация ГОС грудного молока происходит преимущественно в слепой и ободочной кишках, причем после прекращения поступления пребиотиков вызываемые ими положительные изменения состава кишечной микробиоты вскоре исчезают. Поэтому при недостатке или отсутствии грудного молока у матери крайне важным является создание таких содержащих пребиотики детских смесей, которые были бы максимально приближены по свойствам к пребиотикам женского молока.

В качестве пребиотиков в питании детей грудного и раннего возраста используются различные типы ФОС и инулина, которые принято обозначать общим термином «фруктаны». Частично гидролизованный инулин состоит всего из 2–8 мономеров, имеющих на конце молекулу глюкозы – короткоцепочечный ФОС, который оказывает основной пребиотический эффект. Однако чаще, как в экспериментах, так и в клинической практике, используют смесь из короткоцепочечных и длинноцепочечных (состоящих из 22 мономеров) ФОС. Работами последних лет доказаны благоприятное действие ОС на состав кишечной микробиоты и улучшение процессов пищеварения.

Таким образом, становится понятной обоснованность применения ОС для коррекции ФРП у детей и взрослых людей, что обусловлено способностью разных видов ОС противостоять действию пищеварительных ферментов и стимулировать рост определенных штаммов индигенной флоры. .

Насколько эффективно клиническое действие пребиотиков в отношении ФРП у детей в возрасте старше года, было изучено у 59 практически здоровых детей в возрасте от 12 до 30 мес на момент включения в исследование. Дети были разделены на две группы, рандомизированные по гендерно- возрастному составу. Первую (основную) группу составили 29 детей, получающие в качестве молочной составляющей рациона смеси с пребиотиками «Нестожен 3, 4» («Нестле», Швейцария) в объеме 50–400 (193,3 ± 66,7) мл/сут. Во вто- рую группу (сравнения) включены 30 детей, у которых со- хранялось использование в питании цельного коровьего молока в объеме 200–400 (276,1 ± 32,3) мл/сут. Про дол- жительность исследования составила 3 нед, в ходе которого (исходно и в конце наблюдения) у детей обеих групп оцени- вались динамика симптомов ФРП и характера стула.

Исходно у детей 1-й и 2-й групп с одинаковой частотой отмечались такие проявления ФРП, как кишечные колики (17,2 и 16,7% соответственно) и запоры (44,8 и 43,3% соответственно); причем у большинства 4–6 дней в неделю регистрировались 1-й и 2-й типы стула, согласно Бристольской шкале формы фекалий, характерные для запора.

По окончании исследования установлено, что у детей основной группы через 7–8 дней от начала приема смеси с пребиотиками полностью исчезли кишечные колики; в группе контроля они также не регистрировались. При этом в 1-й группе выявлены положительные изменения характера стула: более 5 дней в неделю у 22 детей (75,8%) отмечался 4-й тип стула, у 6 (20,7%) – 3-й тип (их относят к «идеальному стулу»), у 1 (3,5%) – чередование 2-го и 3-го типов стула; а частота стула в целом по группе составила 1,69 раз/сут. В контрольной группе через 3 нед наблюдения число детей с запорами существенно не изменилось (12 человек – 40%) по сравнению с исходным количеством (13–43,3%; р > 0,5), впрочем, как и частота стула – 0,86 раз/сут.

Полученные результаты позволили объяснить еще один интересный аспект использования смеси с пребиотиками – положительный перелом в процессе приучения детей к горшку (исчезали негативизм, истерические реакции, активное сопротивление высаживанию на горшок). Поскольку именно на 2-й год жизни (18–22 мес жизни) приходится активный период воспитания туалетных навыков, многие дети и родители на этом этапе постоянно испытывают стресс и негативные эмоции. Установлено, что на фоне приема молочка с пребиотиками для детей старше года стул становится мягкой консистенции, приводя к легкому и безболезненному опорожнению кишечника.

Выводы

Таким образом, установлен положительный клинический эффект использования пребиотиков в составе молочных смесей для детей старше года, который проявляется в виде более мягкого стула и большей частоты дефекации, уменьшении времени опорожнения кишечника, положительнымы эмоциями в процессе воспитания туалетных навыков. Вероятнее всего, это связано с присутствием ГОС, которые, по мнению ряда исследователей, нормализуют численность бифидобактерий, вызывают повышение численности лактобацилл и сокращение концентрации бактероидов и грибов в фекалиях. В ряде работ отмечено также, что ОС способны повышать численность бифидобактерий и в бактериальном слое на слизистой оболочке, что играет большую роль в иммуномодулирующих эффектах.

В настоящее время продолжают изучаться механизмы воздействия пищевых ОС на функции кишечной микробиоты, такие как пищеварительная, метаболическая и другие. Также активно исследуются сложнейшие молекулярно-генетические механизмы защиты организма от агрессивных средовых факторов. В связи с чем важное значение приобретают практические аспекты использования различных видов олигосахаридов у детей разных возрастных групп, поскольку влияние неперевариваемых углеводов не всегда связано только с воздействием на микробиоту. Дети старше года начинают дополнительно получать определенное количество ГОС и ФОС, источниками которых служат, прежде всего, овощные и фруктовые блюда (фруктовые соки с мякотью, фруктовые и овощные пюре). Также это могут быть и молочные продукты, обогащенные пребиотиками, которые целесообразно включать в рацион детей с ФРП.

^ Наверх